freepik.com

Бывает, трудности ребенка спрятаны в сфере его чувств, и практическими действиями – показать, научить, направить – вы ему помочь не можете. Что в таких случаях делать?

Расскажем об очень важном навыке общения, который называется активным слушаньем.

Что же это значит – активно слушать ребенка? Несколько примеров.

Мама сидит в парке на скамейке, к ней подбегает ее трехлетний малыш в слезах: «Он отнял мою машинку!»

Сын возвращается из школы, в сердцах бросает на пол портфель, на вопросительный взгляд папы заявляет: «Не пойду я больше туда!»

Дочка собирается гулять, мама напоминает, что надо одеться потеплее, дочка отказывается надеть «эту уродскую шапку».

Во всех случаях, когда ребенок расстроен, обижен, потерпел неудачу, когда ему больно, стыдно, страшно, когда с ним обошлись грубо или несправедливо и даже, когда он очень устал, мы скажем, употребляя сегодняшнее городское просторечие: «Он переживает…». И тогда первое, что нужно сделать, – это дать ему знать что вы чувствуете («слышите») его переживанне. Желательно это сказать кратко и ясно. Нужно как можно более точно «попасть» в переживание ребенка, обозначить его, назвать его прямо «по имени».

Вернемся к нашим примерам.

Сын: «Он отнял мою машинку!» Мама: «Ты очень огорчен и рассердился…».

Сын: «Не пойду я больше туда!» Папа: «Ты больше не хочешь ходить в шко-лу».

Дочь: «Не буду я носить эту уродскую шапку!» Мама: «Тебе она очень не нравится».

Сразу замечу: видимо, такие ответы покажутся вам непривычными и даже неестественными. Гораздо легче и привычнее было бы сказать:

«Ну ничего, поиграет и отдаст…»

«Как это ты не пойдешь в школу?»

«Перестань фокусничать, вполне приличная шапка!»

При всей кажущейся справедливости этих ответов они имеют один общий недостаток: оставляют ребенка наедине с его переживанием. Напротив, ответы по способу активного слушания показывают ему: взрослый понимает его чувства и разделяет их. Такое присоединение к чувствам производит на ребенка совершенно особое впечатление. Многие родители, которые впервые попробовали спокойно «озвучить» эти чувства, рассказывали о неожиданных, порой чудодейственных результатах.

Приведу два реальных случая.

Мама входит в комнату дочки и видит в ней беспорядок. Мама: «Нина, ты все еще не убралась в своей комнате!» Дочь: «Ну, мам, потом!» Мама: «Тебе очень не хочется сейчас убираться…..» Дочь (неожиданно бросается на шею матери): «Мамочка, какая ты у меня замечательная!»

Другой случай рассказал папа семилетнего мальчика. Они с сыном торопились на автобус. Автобус был последний, и на него никак нельзя было опаздывать. Перед этим они зашли в магазин. Мальчик попросил купить шоколадку, но папа отказал. По пути на автобус обиженный сын саботировал папину спешку: отставал, смотрел по сторонам, останавливался для каких-то «нужных» дел. Перед папой встал трудный выбор: опаздывать нельзя, а тащить сына насильно за руку ему тоже не хотелось. И тут он вспомнил наш совет.

«Денис, – обратился он к сыну, – ты расстроился из-за того, что я не купил тебе шоколадку, расстроился и обиделся на меня». В ответ произошло то, что пала совсем не ожидал: мальчик миролюбиво вложил свою руку в папину, и они быстро зашагали к автобусу.

Не всегда, конечно, дело разрешается так быстро. Иногда ребенок, чувствуя готовность отца или матери его слушать и понимать, продолжает рассказывать о своих переживаниях и случившихся событиях. Взрослому остается тогда только вновь и вновь следовать методу активного слушания.

Мама занята деловым разговором. В соседней комнате играют ее пятилетняя дочь и десятилетний сын. Вдруг раздается громкий плач. Плач приближается к маминой двери, и со стороны коридора на-чинает дергаться ручка. Мама открывает дверь, перед ней стоит, уткнувшись в косяк, плачущая дочь, а сзади – растерянный сын.

Дочь: «У-у-у-у!»

Мама: «Миша тебя обидел (пауза)..

Дочь: продолжает плакать:

«Он меня уронииил»

Мама: «Он тебя толкнул, ты упала и ушиблась (пауза)…?»

Дочь, переставая плакать, но все же плаксивым тоном: «Нет, он меня не поймал».

Мама: «Ты откуда-то прыгала, а он тебя не удержал и ты упала (Миша, который с виноватым видом стоит сзади, утвердительно кивает головой)».

Дочь уже спокойно: «Да… Я к тебе хочу (забирается к маме на колени)».

Мама через некоторое время: «Ты хочешь побыть со мной, а на Мишу все еще обижаешься и не хочешь с ним играть»…

Дочь: «Нет. Он там свои пластинки слушает, а мне неинтересно».

Миша: «Ладно, пойдем, я тебе твою пластинку поставлю…».

Этот диалог дает нам возможность обратить внимание на некоторые важные подробности метода активного слушания.

Их можно сформулировать как несколько правил.

Первое правило: необходимо «держать паузу». После вашего краткого ответа ребенку надо помолчать. Помните, что это время принадлежит ему; не забивайте это время своими дополнительными соображениями. Пауза помогает ребенку разобраться в своем переживании и одновременно полнее почувствовать: вы рядом.

Помолчать хорошо и после краткого ответа ребенка – может быть, он что-то добавит.

Второе правило: в вашем ответе иногда полезно не только обозначить чувство ребенка, но и кратко повторить сказанное им о случившемся событии или о всей ситуации в целом. Например: «..ты прыгала, а он тебя не удержал»…

Наконец, третье правило: если вы не совсем точно угадали чувство или событие, и ребенок вас поправил, будьте внимательны к этой поправке и в следующем ответе покажите, что вы ее приняли.

Методом активного слушания овладеть непросто. Но он быстро завоюет ваши симпатии, как только вы увидите результаты, которые он дает. Таких результатов по крайней мере три. Они одновременно могут служить для вас ориентирами в том, правильно ли вы продвигаетесь в освоении этого метода.

1. Исчезает или по крайней мере сильно ослабевает отрицательное переживание. Здесь сказывается замечательная закономерность: разделенная радость удваивается, разделенное горе делится пополам.

2. Ребенок, убедившись, что взрослый готов его слушать, начинает рассказывать о себе все больше и больше. Иногда на глазах у родителей неожиданно разматывается целый клубок его переживаний.

Вот мама укладывает четырехлетнюю Машу спать, и девочка просит посидеть с ней.

Дочь: «Мамочка, ну еще капельку, ну чуточку!»

Мама: «Машенька, уже поздно, все ребятки спят».

Дочь: «Целый день одна и одна, не хочу больше!»

Мама: «Ты же целый день с ребятками в саду играешь… (Вспоминает активное слушание.) Ты чувствуешь себя одинокой….».

Дочь: «Да, ребяток много, а маму в сад не пускают».

Мама: «Ты скучаешь без меня».

Дочь: «Скучаю, а Саша Петров дерется».

Мама: «Ты на него сердита».

Дочь: «Он мою игру поломал!»

Мама: «И ты расстроилась…».

Дочь: «Нет, я его толкнула, чтоб не ломал, а он меня кубиком по спине».

Мама: «Было больно…».

Дочь: «Больно, а тебя нет!»

Мама: «Ты хотела, чтобы мама тебя пожалела».

Дочь: «Я хотела с тобой пойти…».

Мама: «Пойти…».

Дочь: «Ты же обещала нас с Игорьком в зоопарк сводить, я все жду-жду, а ты не ведешь!».

Как часто мы оставляем детей наедине с грузом различных переживаний своими решительными «Поздно!» и «Пора спать» в то время, как несколько минут активного слушания могли бы понастоящему успокоить ребенка перед сном.

Многие родители рассказывают, что активное слушание помогло им впервые установить контакт со своими детьми.

Однажды отец пятнадцатилетней девочки, вернувшись с родительских курсов, где он познакомился со способом активного слушания, нашел свою дочь в кухне, болтающей со своим одноклассником. Подростки в нелестных тонах обсуждали школу. «Я сел на стул, – рассказывал потом отец, и решил активно их слушать, даже если это меня убьет. В результате ребята проговорили, не закрывая рта, два с половиной часа, и за это время я узнал о жизни своей дочери больше, чем за несколько предыдущих лет»

3. Ребенок сам продвигается в решении своей проблемы.

Привожу почти дословно запись молодой женщины-слушательницы наших курсов:

«Моей сестре Лене четырнадцать лет. Иногда она приезжает ко мне в гости. Перед очередным ее приездом мама позвонила и рассказала, что Лена связалась с нехорошей компанией. Мальчики и девочки в этой компании курят, пьют, выманивают друг у друга деньги. Мама очень обеспокоена и попросила меня как-то повлиять на сестру.

В разговоре с Леной речь заходит о ее друзьях. Чувствую, что ее настроение портится.

– Леночка, я вижу, тебе не очень приятно говорить о твонх друзьях.

– Да, не очень.

– Но ведь у тебя есть настоящий друг.

– Конечно, есть Галка. А остальные… даже не знаю.

– Ты чувствуешь, что остальные могут тебя подвести.

– Да, пожалуй..

– Ты не знаешь, как к ним относиться…

– Да..

– А они к тебе очень хорошо относятся.

– Ну нет, я бы не сказала! (Бурная реакция.) Если бы они ко мне хорошо относились, то не заставляли бы занимать у соседей деньги на вино, а потом просить их у мамы, чтобы отдать.

– Да-а… Ты считаешь, что нормальные люди так не поступают.

– Конечно, не поступают! Вон Галка не дружит с ними и учится хорошо. А мне даже уроки некогда делать.

– Ты стала хуже учиться…

– Учительница даже домой звонила, жаловалась маме. Мама, конечно, сильно расстроилась.

– Тебе ее жаль…

– Я очень люблю маму и не хочу, чтобы она расстранвалась, но ничего не могу с собой поделать. Характер какой-то у меня стал ужасный. Чуть что – начинаю грубить.

– Ты понимаешь, что грубить плохо, но что-то изнутри тебя толкает сказать грубость, обидеть человека…

– Я не хочу никого обижать. Наоборот, мне все время кажется, что меня хотят обидеть. Все время чему-то учат.

– Значит, тебе кажется, что тебя обижают и учат..

– Ну да. Потом я понимаю, что онн хотят как лучше и в чем-то правы.

– Ты понимаешь, что они правы, но не хочешь это показывать.

– Да, а то будут думать, что я их во всем и всегда буду слушаться.

– Ребята из компании тоже не хотят слушаться своих родителей.

– Они даже их обманывают.

– Даже обманывают… Если обманывают родителей, то что им стоит обмануть друзей.

– Вот-вот! Я теперь поняла. Они же с деньгами меня обманули: отдавать и не собираются. В общем, они мне надоели, и я им в глаза скажу, что они за люди.

Лена поехала домой. Звонит мама: Оля, Лена передо мной извинилась.

Сказала, что все поняла. И вообще стала другим человеком ласковая, добрая. с компанией не ходит, чаще сидит дома. делает уроки, читает. А самое главное сама очень довольна. Спасибо тебе!»

Отвечу на типичные вопросы родителей, которые они задают, пытаясь освоить метод активного слушания.

Всегда ли нужно активно слушать ребенка?

«Вчера сын пришел домой в порванных брюках,- пишет мама. Ему хоть бы что, а я в отчаянии. Неужели и здесь его надо было активно слушать?»

Нет, не надо. Когда ребенку «хоть бы что», а вы переживаете, то ситуация как раз противоположна той, которую мы имели в виду до сих пор.

Как в этом случае реагировать, мы обсудим в следующий раз.

Другой случай, не предполагающий активного слушания, это простой вопрос ребенка:

«Мам, который час?» Было бы нелепо ответить: «Ты хочешь узнать, который час..». Совсем не обязательно. Одна мама пишет: «Моя дочка, как придет из школы, так, не закрывая рта, рассказывает обо всем, что случилось. Мне остается только ивать головой и поддакивать».

Эта мама ведет себя естественно и правильно. Когда ребенок, переполненный чувствами и впечатлениями, говорит, – «не закрывая рта», все, в чем он нуждается, – это ваш внимательный взгляд и открытые уши. Психологи назвали этот способ пассивным слушанием

– пассивным, конечно, только внешне. Здесь употребляются короткие фразы и слова, междо метия, просто мимические знаки, говорящие о том, что вы слушаете и отзывае-тесь на детские чувства. Набор слов н фраз очень разнообразный: «Да-да…», «Aга», «Неужели?», «Расскажи еще..», «Интересно», «Ты так и сказал!», «Вот-вот…», «И что же?», «Замечательно», «Ну надо же….»

В опере «Снегурочка» есть сцена-дуэт: к старому царю Берендею приходит девушка. Она жалуется на то, что возлюбленный покинул ее. Льется грустная речь девушки, а мудрый старик мягко повторяет: «Сказывай, сказывай…, «Сказывай, деточка..», «Сказывай, милая…..», «Сказывай, слушаю».

Не правда ли, завораживающий пример искусства слушать, пришедший к нам нз глубин народной культуры! А мудрые бабушки, по которым теперь все тоскуют,- не так ли они слушали?

«А как слушать ребенка, если некогда? Как прервать его?»

Если некогда, лучше не начинать. Нужно, чтобы у вас был некоторый запас времени. От начатых и прерванных попыток слушать ребенка тот может получить только разочарование.

Хуже всего, если хорошо начавшийся разговор кончается одним из ошибочных высказываний отца или матери.

– Вася, пора домой.

– Пап, пожалуйста, еще немножко!

– Тебе хочется еще немножко поиграть..

– Да, у нас так интересно!

– Сколько же еще?

– Ну, хоть полчасика.

– Нет, это слишком много. Сейчас же домой!

При повторении подобных случаев y ребенка может лишь вырасти недоверие к отцу и попытки активного слушания он начнет оценивать как способ выведать у него сокровенное чтобы потом больнее ударить.

Особенно опасны такие ошибки, если у вас до сих пор не было хорошего контакта с ребенком, и вы делаете только первые шаги. Ваше «зерно» упадет здесь на каменистую почву: надо бы сначала не спеша умягчить ее.

В заключение поделюсь самым главным, пожалуй, результатом активного слушания. Родители сообщают, как о чуде, что дети через некоторое время начинают активно слушать их самих.

Четырехлетняя Надя отворачивается от еды. Мама опускает глаза, думает, как правильно сказать.

Надя: «Мамуленька, ты расплачешься сейчас.»

Мама: «Да, Надя, я огорчена, что ты не хочешь обедать».

Надя: «Я понимаю, тебе обидно. Ты готовила, а я не ем твой обед…»

Мама: «Да, мне очень хотелось, чтобы тебе понравился обед. Я очень старалась».

Надя: «Ладно, мамочка, я съем все-все до последней капельки».

И действительно все съела!

Юлия Гиппенрейтер,

доктор психологических наук 

132 просмотров