shutterstock.com

Аспирант журфака МГУ, руководитель ресурсного медиацентра для школьников в городе Гусь-Хрустальный, 23-летний Артем Гусев, рассказывает, как из обычной школьной газеты сделать СМИ, которое соберет целую коллекцию наград и станет рупором местных подростков. И объясняет, зачем вообще школам, лагерям, секциям может понадобиться своя газета в 2021 году.

Однажды дети, корреспонденты школьной газеты “ДеГа”, спросили у своего руководителя Артема Гусева: 

– А можно мы напишем заметку, как директор школы так быстро похудела? 

23-летний аспирант смутился, хотя сам учил этих детей искать новые подходы к старым темам, создавать острые публикации, генерировать резонанс. Но спрашивать директора школы про ее внешность, а потом писать об этом в газете? Не слишком ли дерзко? 

Детям Артем тем не менее отказывать не стал, решил посоветоваться с завучем. А завуч ответила на удивление лояльно и дружелюбно: почему, мол, нет? Пусть дети просто сами зададут этот вопрос директору – а она ответит, если захочет. 

И дети задали вопрос. А директор отреагировала с пониманием и юмором – и честно все рассказала. Яркая и неформальная заметка вышла в свежем номере.

“У вас что, так можно?”, – спрашивают редакцию газеты “ДеГа” коллеги из других школ, когда встречаются с ними на больших конкурсах или юнкорских слетах. И дети, и Артем Гусев уверены: можно, причем не только у них. Можно везде. Главное понимать, что именно ты делаешь, зачем и для кого. 

Должна ли школа говорить о себе?

Название газеты “ДеГа” расшифровывается просто – “Детская газета”. Но ее создателям и сотрудникам нравится именно сокращенный вариант – он звучит современнее, моднее, а еще созвучен с фамилией знаменитого художника-импрессиониста. 

Издавать газету вместе с детьми Артем Гусев начал 5 лет назад, в школе № 1 города Гусь-Хрустальный Владимирской области. Эту школу Артем когда-то окончил сам, а потом вернулся – работать там педагогом дополнительного образования. 

До его прихода школьная газета уже существовала, но была обычной – формальной, слишком официальной, не понятно, на какую аудиторию рассчитанной. Интереса к ней не было ни у читателей, ни у потенциальных авторов – зачем вообще нужна газета в 2021 году? 

“Моя кандидатская работа посвящена брендингу в сфере образования, в ней я отвечаю на вопрос, должны ли школы говорить о себе. Любая кофейня сегодня имеет логотип и создает свою идентичность. А у школ есть номера и часто больше ничего нет. Мне кажется, это неправильно, ведь каждой школе есть, о чем рассказать”, – говорит Артем и имеет в виду не только школьное медиа, но вообще, как сказали бы маркетологи, ДНК бренда, то есть все, из чего складывается отличный от других, неповторимой образ отдельно взятой школы.  

“В какой-то момент мы выпустили толстовки с нашей символикой. Мы придумывали их дизайн вместе с детьми, хотели, чтобы члены школьного медиацентра выделялись на фоне других, и другие тоже хотели быть к ним причастными. И это работает: да, порой дети приходят ради толстовки – но потом внешняя мотивация переходит во внутреннюю, ребята загораются работой и остаются уже ради идеи. Но начинаем мы именно с внешней мотивации, с фактора принадлежности”, – делится опытом Артем. 

Учителя – это школьные звезды 

“Какой-то момент”, в который ребята выпустили толстовки и о котором Артем упомянул выше, на самом деле – поворотная история в жизни школьной газеты и самой школы. Просто чтобы сделать вещи с фирменной символикой, нужны деньги. А речь идет о бесплатном (это принципиальная позиция Артема) кружке в самой обычной муниципальной школе, в городе с населением в 50 000 человек. Просить школу, родителей, еще кого-то выделить в таких условиях бюджет на условную сувенирную продукцию – вообще не вариант. А что тогда вариант? 

“Для создания печатного СМИ нужен финансовый ресурс (мы стараемся выпускать 300–400 экземпляров газеты раз в четверть), – рассказывает Артем –  Вводить для этого плату за кружок дополнительного образования я был не согласен, я сам не из богатой семьи и понимаю, какие зарплаты у родителей школьников в моем городе. Поэтому мы решили зарегистрировать некоммерческую организацию и участвовать в грантовых проектах. Начинали с малого, а сейчас участвуем в конкурсе президентских грантов, в конкурсах Росмолодежи, получаем региональные субсидии. В разные годы мы завоевывали самые разные награды, а в этом году получили Гран-при на Фестивале школьных СМИ, два гранта общей суммой в 2,5 млн рублей. И сейчас у нас уже не просто журналистский кружок. Мы открыли медиацентр, сделали зону коворкинга, закупили много литературы про современные медиа. Дети из любых школ могут приходить к нам – заниматься, читать, смотреть, учиться чему-то новому”.

Те самые толстовки с символикой медиацентра были выпущены как раз на деньги, полученные с одного из первых грантов. Но успех газеты, разумеется, не измеряется количеством людей, носящих фирменные вещи. Тут история в том, что ее саму  действительно читают. Дети (да и учителя) ждут свежих номеров, некоторые специально приходят к редакции, чтобы получить выпуск первыми, обсуждают публикации. И это происходит в эпоху, когда примерно вся жизнь школьников проходит в соцсетях. 

“Да, мы интересуемся личной жизнью учителей – но не грубо, не как папарацци”, – рассказывает Артем. – Мы просто в принципе говорим с педагогами на личные темы, спрашиваем, как они проводят время, просим личные фотографии. Не зря же возник хэштег #учителятожелюди. Детям часто кажется, что учителя – это нечто законсервированное, что они не похожи на них и на их родных. А мы развенчиваем этот миф. У нас в газете есть даже «Правила жизни» с учителями – рубрика с тезисами и мыслями педагогов о школе, образовании, детях, просто о мире вокруг. Учителя – это же школьные звезды, детям всегда интересно такое читать. И делать подобные интервью, конечно, тоже”.

Как все устроено 

На самом деле газету можно делать не только в школе. Можно выпускать ее в летнем лагере, или, скажем, в кружке. По мнению Артема, СМИ – как в глобальном смысле, так совсем в локальном – могут здорово влиять на настроения в обществе. Поэтому школьная газета – она, конечно, не про панибратство и переход на “ты” с учителями. Она скорее про некий общий дружественный микроклимат, атмосферу, где учителя и ученики не два противостоящих друг другу лагеря, а одна классная команда. 

А еще выпуск газеты – это отличная возможность научиться проверять факты, отличать важное от неважного, правду от вымысла. Детям, которые сегодня вынуждены пропускать через себя огромные массивы самой разной информации, такие навыки точно пригодятся. Вне зависимости от того, кем они планируют стать в будущем.  

“Сначала я ограничивал возраст детей, которые могут приходить в газету – думал, что это дело умных старшеклассников, – говорит Артем, когда мы спрашиваем его о том, как устроена редакция. – Но сейчас передумал: отбора по возрасту больше нет, начиная со средней школы к нам на занятия могут приходить все. Сильный, вдумчивый текст старшеклассник, конечно, напишет не так, как пятиклассник. Но пятиклассники прекрасно берут интервью, ничего не боятся. А еще порой отлично рисуют, творчески мыслят. Так что я с радостью принимаю в коллектив пятиклассников, просто закрепляю за каждым старшего школьника в качестве куратора”. 

Любая газета начинается не с плана публикаций, тем и идей, а с команды. Если вы тоже хотите создать газету в школе, лагере или кружке, первое, что нужно будет сделать – собрать редакцию. Газете нужны корреспонденты (те, кто будет работать “в полях”, брать интервью, добывать новости и другую фактуру), редактор (человек, который из собранных корреспондентами материалов будет делать красивые тексты и придумывать концепцию всего выпуска), художники (они ответственны за иллюстрации) и фоторедактор (а они – за фото), а еще дизайнер и человек, отвечающий за выпуск (верстка, контроль за работой над номером – на них). В газете “ДеГА” все эти функции выполняют плюс-минус 10 школьников. Артем с удовольствием берет в редакцию и тех, кто занимается только рисованием, несмотря на то, что главное в газете все-таки текст, а не иллюстрации. “Сейчас хорошая картинка – важный элемент во всех медиа. Поэтому я работаю с детьми не только как редактор, но и как дизайнер – мы развиваем насмотренность, я приношу им разные журналы, скидываю ссылки на классные иллюстрации, учу создавать вдохновляющие подборки. И они очень быстро все схватывают, показывают отличный прогресс”. 

Критикуешь? Предлагай! 

Нужна ли школьная форма? Можно ли ходить с сережкой в носу и цветными волосами, если хочется самовыражения? Каким должен быть идеальный урок? А обратная связь от учителя? Эти и многие другие вопросы Артем с детьми обсуждают на редколлегиях – и ищут на них ответы. У редакции нет задачи спровоцировать учителей, вывести на конфликт. Но и молчать о том, что их беспокоит, Артем детям не советует: 

“Когда дело всерьез касается репутации учителя, у меня однозначная позиция – нельзя на нее покушаться. Да, есть учителя, которые могут перегнуть палку, могут повести себя непедагогично. “Тут ты сглупила!” Или: “Вот тут ты напортачил” – это некачественная обратная связь. Детям хочется про это высказаться, но я понимаю, что до прямых жалоб или, скажем, карикатур мы опускаться не можем. Но можем действовать конструктивно. Например, после очередного обсуждения такой ситуации с детьми мы погуглили, как правильно давать обратную связь, и написали об этом материал “Хвали публично, ругай лично”. То есть мы не критикуем, а скорее сами даем обратную связь, точку роста. Учитель прочтет эту статью и, может быть, поймет намек. В этом и заключается налаживание внутренней атмосферы”. 

Но писать на острые темы – не так трудно. Если есть проблема, какой-то конфликт, угол, от него всегда можно оттолкнуться, объяснить, что не так, предложить решение. А что делать с вечными школьными темами, которые и игнорировать нельзя, и резонансно подать сложно? 

“Вообще главная наша цель – сделать любой материал интересным. Например, нужно рассказать про ГТО. Сама тема звучит довольно скучно, но я предлагаю детям подумать, как ее можно повернуть, чтобы было интересно. Комиксы, иллюстрации, инфографика, что-то еще – мы каждый раз ищем новую подачу. Или 9 Мая, про это принято писать и нужно писать, но как? Хочется ведь, чтобы текст прочитали. А как правильно поздравлять учителей с 8 Марта? Мы делаем это через историю праздника, рассказываем, как женщины боролись за свои права”, – делится опытом Артем.

Коллеги и красная ручка 

Многие молодые педагоги не дадут слукавить – бывает, что слишком юных и инициативных учителей сложившиеся школьные коллективы сразу не принимают. Их идеи многим кажутся слишком дерзкими, отношения с детьми – слишком неформальными. Артем признается: их газету коллеги читают, причем многие – буквально с красной ручкой в руках. Штатного корректора у ребят нет, так что за каждую ошибку приходится отвечать перед учителями русского языка. Но это не раздражает, наоборот – держит в тонусе: 

“Мне приятно такое пристальное внимание, я открыт к критике, – говорит Артем и, кажется, не лукавит. – Я вообще пошел работать в школу потому, что у меня перед глазами в свое время были примеры очень хороших учителей. Я пришел сюда не от того, что учился в плохой школе, мне навредили учителя, и я хочу исправить эту систему, разрушить и сделать заново так, как никогда не было. Я, наоборот, хочу перенимать опыт коллег и развиваться дальше”.

485 просмотров