Среди множества впечатлений, какими одаряет малыша начало его школьного детства, пожалуй, самое сильное и покоряющее – от встречи со своим первым педагогом.

«Наша учительница!» Ее образ словно магнит притягивает к себе детские умы и сердца, пробуждая широчайшую гамму ребячьих откликов и переживаний, сравнений и открытий. Ничто не остается незамеченным: как стоит и ходит; как одета и причесана; как не у нее руки и профиль; как смотрит на тебя – серьезно или улыбаясь. А главное, что и как говорит. Каждое ее слово – закон. «Учительница сказала…», «Учительница объяснила…», «Учительница велела…».

Авторитет учителя! Не обижайтесь, если перед ним отступит ваш, прежде такой непререкаемый, родительский авторитет. В самом этом сдвиге – глубокий смысл. Ребенок перешагнул порог, до которого он был просто «домашним существом», именуемым Колей, Коленькой или Колькой – в зависимости от настроения близких. Сегодня он уже «официальное лицо»: «Калашников Николай Степанович, ученик 1-го класса школы №…».

С гордостью новичок вступает в первые свои права и обязанности. Прежде всего – это право и обязанность учиться. Учение – как пытливая радость и как первый гражданский долг – раскрывается перед ребенком манящим походом в великую страну знаний. Он впервые испытывает волнующее чувство ответственности перед обществом, которое олицетворяется для него в образе Учителя. Вот откуда – сила учительского авторитета и объяснение его исключительной роли в жизни и развитии школьника.

Авторитет старшего – опора и путеводитель для подрастающего человека, занятого активным освоением мира. Это – как верная рука взрослого, держась за которую, ребенок знает, куда ему идти и что делать, чувствует себя защищенным, обретает недостающую ему волю.

Вначале, пока мир ограничен домашними вещами и близкими людьми, его ведет добрая родительская рука. Позже, когда юный человек приступает к овладению основами наук – основами, в которых спрессована гигантская тысячелетняя культура человечества, – эстафета переходит в опытные учительские руки. И первостепенной родительской заботой становится утверждение в глазах школьника авторитета того, кто — вместе с семьей его учит, воспитывает, образовывает.

Не думайте, однако, что теперь ваше собственное родительское слово и пример теряют свою прежнюю воспитательную силу. Нет, но она уже зависит от согласия с тем, чему учит и чего требует учитель. Есть такое согласие – можете быть спокойны и за свой авторитет, и за успех совместных с учителем усилий. Нет его – это может привести к падению вашего авторитета. А бывает и того хуже. Юная личность со своим еще неокрепшим сознанием будет метаться между противоречащими друг другу авторитетами, не зная, кого слушать. Кончается это тем, что подрастающий человек вообще перестает кого-нибудь слушать. Так рождаются «трудные» дети.

Решительная поддержка родителями слова, примера, действия учителя отнюдь не означает слепого подчинения учительскому авторитету. Наоборот, сама природа последнего такова, что требует осознанного и творческого отношения к себе – со стороны и учащихся, и родителей, и самого педагога.

Как школьники характеризуют «настоящего учителя»? Какие главные качества выделяют в нем?

Первое: «Он все знает», «Сразу замечает – что сделано правильно где ошибка». «Может ответить на любой вопрос», «Так объяснит, что все становится понятным», «Рассказывает – заслушаешься», «Мастер на все руки». И второе: «Он строг, но всегда справедлив», «Ему можно довериться», «Он добрый и веселый», «Сразу заметит, если тебе грустно», «Перед ним всегда стыдно, если сделал что дурное».

Достоинства знания и мастерства. Достоинства справедливости и человечности. Вот два фундамента, на которых зиждется высокий авторитет педагога, уважение и любовь к нему со стороны учащихся любого возраста.

Но разве не за то же мы, взрослые, любим и уважаем учителя наших детей? На опыте такого педагога сами родители постигают сложное искусство воспитания, с благодарностью принимают каждый его совет, неуклонно следуют его рекомендациям. Его авторитет для них незыблем!

Учитель – если он подлинный мастер педагогического дела никогда не удовлетворяется «авторитетом чина», какой ему положен самой школьной должностью. Конечно, и учащиеся и родители обязаны уважать учителя прежде всего потому, что он — учитель. Не следует пренебрегать этой «формальной» стороной дела, ведь она выражает высокое уважение к самому учительскому званию. Но, перефразируя известную народную поговорку, не забудем: по чину встречают, по уму и сердцу провожают. Рано или поздно учащиеся задумаются: а насколько сам педагог — своими личными качествами — отвечает его званию? 

Вот почему каждого истинного педагога отличает в первую очередь постоянная требовательность к себе. Уча других науке и мастерству, он сам неустанно учится, приобретает новые знания, умения, навыки. Воспитывая других в духе справедливости и человечности, он сам критически оценивает собственное поведение, сурово судит себя за ошибки в подходе к детям, за малейшее проявление чуткости. В этой требовательности к себе – высшая нравственная и духовная сила педагога. В ней и через нее он выражает уважение к самому себе как человеку, как личности. Но тем самым нравственно оправданной становится н его требовательность к своим питомцам – разве и она не воплощает уважение к ним, к их расцветающим духовным возможностям и человеческому достоинству? Вспомните А. С. Макаренко: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения нему».

В этом педагогическом положении – ключ к отношениям, какие с первого школьного дня должны утвердиться в «треугольнике»: учитель – ученик – родители. Их основой с самого начала является неоспоримый учительский авторитет – неоспоримый в силу не каких-то личных особенностей учителя, а как уже сказано, самого звания, каким он облечен. Такой подход, как уже сказано, имеет важнейшее воспитательное значение – он утверждает в сознании юного человека авторитет идеи, принципа, закона. A его практическая значимость обнаруживает себя довольно быстро. Иной ученик, манкируя уроками или требованиями школьного распорядка. готов чисто «по-домашнему» видеть виновника не в себе, а в учителе, который де «придирается» к нему, «назло» ставит ему плохие отметки, чуть ли не «ненавидит» его. И такие оценки тем легче срываются с уст ученика, чем меньше он привык в домашних условиях отвечать за свои действия и поступки.

Тут многое решает позиция родителей. Или они привычно «пожалеют» своего ребенка, которого кто-то «обижает».

Или в строгом нелицеприятном разговоре внушат ему понимание истинной роли учителя и его требовательности в подготовке юного человека к самостоятельной жизни, к тем большим целям, о которых мечтает сам школьник. И это должен быть не случайный разговор, а последовательная линия семьи в поддержку школы и учительского авторитета. От нее в огромной степени зависит судьба самого формирующегося человека – вырастет ли он полноценной личностью, способной к труду и борьбе, или слабохарактерным иждивенцем, привыкшим все орать и ни за что не отвечать.

И все же не забудем главное, что определяет отношение учащихся к учителю, авторитет его знания и мастерства, справедливости и человечности. Сложность дела еще в том, что ход самой жизни, рост и развитие детей, углубление содержа­ ния обучения и воспитания услож­няют эти отношения, подвергают непростым испытаниям учительский авторитет.

Педагог – не какая-то «идеальная личность». И учащиеся порой могут столкнуться с тем, что он че­го-то не знает или поступает не со­ всем верно. Перед взрослеющими детьми педагоги открываются не только как специалисты, но и просто как люди, не с одними достоинствами, но и со своими человеческими слабостями.

Как в этой ситуации отстоять в глазах детей учительский авторитет? Проблема тем более волнует родителей, что и они сами рано или поздно оказываются в таком же положении. В конце концов, делают, догоняют и обгоняют нас – в своих знаниях и способностях, развитии и деловых качествах. Что же остается от нашего авторитета?

Жизненный опыт убеждает: такие опасения страшны лишь для того, чей авторитет держится на ложных основаниях. Такой человек больше всего боится обнаружить, что он чего-то не знает или чего-то не умеет, в чем-то неправ и где-то ошибается. Он всеми силами держится за свой формальный авторитет, чтобы прикрыть отсутствие действительных личных достоинств.

Не станем закрывать глаза на правду: к сожалению, такие люди попадаются среди педагогов. И тогда возникает конфликт между учителем и учениками или учителем и родителями. Но беда не в том, что кто-то из них допустил ошибку. Беда в том безмерном самолюбии, которое мешает его обладателю честно признать свою ошибку и исправить ее. Школа справедливо осуждает таких не в меру самолюбивых людей, не желающих прислушаться к разумным советам педагога. Но разве не заслуживает осуждения и тот учитель, который – во имя ложно понятого личного авторитета настаивает на своей ошибке или несправедливости?

Интересно то, что такие конфликтные отношения – ни с учащимися, ни с родителями – никогда не возникают у по-настоящему знающего и человечного педагога. И вовсе не потому, что он всегда прав. Наоборот, и у него бывают ошибки. В педагогическом деле – сложнейшем и тончайшем по своему содержанию и методам – нет и не может быть непогрешимых людей!

Важно другое: как такой педагог относится к собственным погрешностям, скажем, нисколько не смущает, если он сразу не в состоянии ответить на какой-либо вопрос учащихся. Наоборот, он в этом видит достоинства ученика: какую интересную и непростую проблему тот поднимает – надо над ней поразмыслить. Такой педагог не боится, что его воспитанники в каких-то областях знания могут оказаться осведомленнее его.

Мало того, он считает это вполне естественным, потому что они нередко имеют больше возможностей следить за новостями в спорте, бывать в кино, узнавать о новинках литературы, новых музыкальных пластинках и т. д. Допустив какую-либо ошибку в объяснении учебного материала или неловкость в отношении кого-либо, он искренне благодарит учащихся за поправки и критику, просит прощения у обиженного. Он не стыдится признаться перед своими питомцами, что не только учит их, но и сам учится у них.

Самое удивительное, что после таких фактов авторитет этого педагога, обаяние его личности, любовь к нему учащихся не только не слабнут, но становятся еще прочнее и глубже. Но, с другой стороны, что здесь удивительного? Разве тайна неувядаемости авторитета настоящего педагога не в том, что в основе его лежат не внешнее всезнайство и показная добродетель, а непреходящие человеческие ценности внутренней культуры и нравственного благородства? Именно на них горячее всего откликнется живая юная душа… В нашей стране народный учитель окружен всеобщим уважением, любовью и почетом. В этом факте – признание огромной роли в коммунистическом воспитании подрастающего поколения, в формировании всесторонне развитого человека нового общества. B свою очередь это уважение обязывает самого педагога обогащением собственной личности, от чего зависит идейно-воспитательное влияние на учащихся. Хороший учитель – ценнейшее общественное достояние! Забота о сохранении и приумножении этого достояния является близким делом и каждой семьи.

42 просмотров